Старина Оханская

Думы скоры, скоры думы, вот деревня Скородумы

Ширинкин А.В.

Глава 6 (продолжение)

Думы скоры, скоры думы, вот деревня Скородумы

Деревня Скородумы располагалась на холмах по-над Камой между рекой Ошап и Казанкой, от них до волостного центра было 6 верст, до уездного града Оханска – 21 верста (через Окуловку и Подскопино).

Этот населенный пункт до революции 1917 г. входил в состав Заошапского общества.

В 1869 г. в Скородумах при ключе Винный было 5 дворов с 60-ю жителями, 20 мужчин и 40 женщин. В последнюю цифру верится с трудом.

В 1909 г. в Скородумах при колодце насчитывалось 10 дворов, в них проживал 71 человек: 35 женщин и 36 мужчин. К 1927 г. количество дворов осталось прежним – 10, а число населения 77 человек, 39 мужчин и 38 женщин, практически равенство полов.

Воспоминаниями об этой деревне поделились Казаков Александр Павлович, проживающий ныне в Оханске и его сестра Валентина Павловна из Заманий, она, к сожалению, уже на небесах. Свои поправки внёс и Казаков Анатолий Степанович. Он, слава Богу, жив, правда, у дочери в Куеде.

Из похозяйственной книги Казанского сельского Совета за 1952-54 г.г. видно, что в Скородумах к этому времени насчитывалось 10 семей, значит, к середине 50-х годов века 20-го в деревне оставалось 10 дворов.

Перечислим же тех, кто жил в этой деревушке.

Начинаем мы наше путешествие по дороге из д. Горская от р. Ошап в сторону Казанки.

Кстати, мне посчастливилось пройти, а точнее проехать по этой дороге в начале 60-х гг. прошлого века. Со своим однокашником Сашей Поповым, который жил в Заманиях, мы в 1962-1963 гг. ездили на велосипедах по этой дороге. Остатки этой дороги ещё видны на холмах.

Итак, поехали…

1.Два больших дома, летний и зимний, принадлежали семье Казакова Егора Васильевича, родившегося в апреле 1883 г. Этот здоровый дедушка с окладистой бородой был знаменитым на всю округу пчеловодом.

В отличие от мужа Евдокия Андреевна, его одногодка, худенькая и хрупкая старушка среднего роста, была уроженкой д. Шумихи над Казанкой.

Дети с ними уже не жили.

Их дома и три конюшни были построены в 1918 г.

2. Соседом их был Казаков Николай Егорович, возможно, сын. Этот коренастый, среднего роста мужчина родился в апреле 1923 г., он окончил 7 классов и трудился в колхозе шофером.

Его жена – Мария Михайловна, 1928 г.р., была высокой, стройной, симпатичной женщиной, уроженкой Андреевки. Она работала в хозяйстве кладовщиком. На такую работу ставили опытных и умных людей, Мария, как и муж, окончила семилетку.

Трое их детей – Анатолий (1948 г.р.), Нина (1949 г.р.), Владимир (1951 г.р.) уехали в Пермь, младшего уже нет в живых.

Мы, к сожалению, ничего не знаем о их судьбе, надеемся, что их дети и внуки восполнят этот пробел.

3. Следующим главой был человек с необычной для Скородум фамилией – Рогачев Иван Никитович, 1926 г. рождения. Его занесла в деревню Камушка-река в прямом смысле этого слова.

Этот худенький, весёлый, но говорящий свысока мужчина, уроженец Белоруссии, добрался до низовий Ошапа на плотах, очевидно, работал на сплаве. Ему понравились эти места, и он не поплыл дальше.

Ему приглянулась местная женщина Зоя Андреевна, она была старше мужа на 8 лет, но это не смутило белоруса. Конечно, и он не был красавцем, имел искусственный глаз, да и исхудал до невозможности. А на деревенских харчах он немножко поправился.

Их сын Сергей, 1947 г.р., также пытался сойтись с женщиной, но Рогачев заявил:

— Такую сноху мне не нужно.

Сергей так расстроился, что наложил на себя руки в Заманиях.

Родители должны быть более внимательными и лояльными к выбору детьми своих половинок, категоричными быть нельзя. Мы должны помнить, что словом можно убить человека.

Дом Рогачевых был большим, с прирубом, возле него стояло два хлева (конюшни), другие хозяйственные постройки, все это было построено в 1918 г.

А Зоя Андреевна была местной, дочерью Казакова Андрея Васильевича.

Вот её братья и сёстры.

Полина Андреевна жила в Оханске с Иваном, их сын Сергей также жил в райцентре.

Владимир Андреевич с женой Анной так же проживал в нашем городе, он приодел бедную девушку, у них родилась дочь Валентина.

Павел Андреевич окончил в Казанке 7 классов, уехал под Пермь, избирался, по слухам, председателем колхоза.

Клавдия Андреевна жила в Перми.

4. А вот муж Казаковой Таисии Прокопьевны, 1924 г. рождения, Григорий утонул в Каме, и она, коренастая женщина небольшого роста, вынуждена была переехать в Замании.

В Скородумах Таисия Прокопьевна работала комбайнером, а на новом месте уже дояркой.

У Таисии Прокопьевны было ещё три сестры.

Мария Прокопьевна жила в Андреевке.

Валентина Прокопьевна приобрела квартиру в кооперативной пятиэтажке Оханска.

Анна Прокопьевна Тестоедова работала на ОШФ и жила в центре города.

Дочь Таисии Прокопьевны Людмила Григорьевна, 1949 г.р., полная женщина небольшого роста вышла замуж за парня из Половинки Копытова Николая, они стали жить в Оханске, но детей у них не было. А от первого брака у Людмилы родилось трое детей: два сына и дочь.

Таисия Прокопьевна переехала в Оханск из Заманий, жила в районе электросетей.

Копытов Николай умер в 2010 году, его уже хоронили чужие люди.

Нам неизвестна судьба большого дома-связки Казаковых, который стоял в Скородумах.

5. Нелегкой была судьба у их соседа по деревне – Казакова Матвея Фёдоровича, 1894 г.р., высокого и худощавого мужчины.

На складе, где он работал, была выявлена недостача, его осудили и отправили в лагерь, он вернулся из заключения к своим детям и жене – Марии Петровне. Она родилась в феврале 1893 г. в д. Замании, но её удочерили старенькие жители Скородум.

Их дочь Лидия Матвеевна, 1928 г.р., впоследствии стала жить в Заманиях, сошлась с Вороновым Николаем, у неё один сын Казаков Михаил Егорович. Отцом его был Егорша – Казаков Егор Иванович, председатель колхоза «Новый путь». У него ещё были дети на стороне, но мы не будем раскрывать эти тайны.

Вторая дочь Анна Матвеевна, 1931 г.р., вышла замуж за украинца, уехала в Пермь. В школе она плохо говорила, не могла произнести некоторые слова.

В книге сельсовета был записан внук – Владимир Егорович, 1952 г.р., он сын Казакова Егора Ивановича из Ключей Вторых.

Была, якобы, ещё одна дочь Валентина Матвеевна, у её мужа Геннадия образовалось два горба – спереди и сзади – результат от поднятия чрезмерных грузов. Валентина уехала из деревни и жила в Перми.

Казаковы держали в деревне небольшое количество пчел, их дом и постройки были сооружены в 1918 г.

6. Одинокой в деревне жила Долгих Анастасия Дмитриевна, 1890 г. рождения, полная и высокая старушка, она получала пенсию в размере 40 рублей за погибшего сына Андрея, некоторые считали его не сыном, а племянником. Бабушке принадлежало в деревне два дома и две конюшни.

7. Высокий и худощавый Долгих Василий Анисимович, родившийся в августе 1908 г., трудился в бригаде конюхом, он одним из первых в 1929 г. вступил в местный колхоз.

Его жена Анна Ивановна, 1910 г.р., была боевой и энергичной женщиной, обладая средним ростом.

Их дочь Галина Васильевна, 1942 г.р., впоследствии уехала в областной центр.

8. В самом большом полукаменном двухэтажном доме раскулаченного крестьянина жила семья Попова Егора Петровича, 1900 г. рождения.

Впоследствии второй этаж этого дома перевёз в Замании Федотов Михаил Павлович. Дом этот стоит за рекой, в последние годы в нём жила его жена Валентина Петровна. В доме этом огромная русская печь с двумя подтопками. Эх, полежать бы на этой печке, да погреть свои косточки. Кстати, теплые кирпичи лечат людей от ревматизма и прочих болезней. Мы же стараемся избавиться от русских печей. Кстати, в одном из сборников стихов мы посвятили чудо-доктору немало хороших строк.

Печи русской помолюсь,

Словно свят–иконе.

Я ей низко поклонюсь

И согнусь в поклоне.

Заслужила печь–краса

Краткую молитву,

Дали жизнь ей небеса,

Послав в огонь на битву.

Службу долгую несет

Эта печка людям,

И костёр в ней так поёт —

Слышно в доме всюду.

Не выносят жар чугун,

И кастрюли тоже;

Ну, а печь, словно колдун,

С каждым днем моложе.

Сколько в ней варили щей,

Каш, похлёбок знатных,

И горошниц, и борщей –

Вкусных, ароматных.

Грела печь та нас в мороз,

Косточки лечила.

В ней и парились до слез,

Деток мыли с мылом.

В печке хлебушко пекли,

Шаньги, расстегаи.

И картошечку толкли

Для свинюшек в стае.

А далее в стихах мы рассказывали о людях-печниках, что сооружали эту чудо-конструкцию. Живёт и в Оханске один из таких мастеров – мой земляк Павел Александрович Кожевников. Вот только называет он себя почему-то Федя.

Вот и про него мы сложили в книге четверостишие.

На земле же сын его,

Добрый наш Павлуша,

Сложил печку и, того,

Выпил, щец покушал.

А вирши, кроме печи, были посвящены Кожевникову Александру Павловичу, его отцу, который жил в окуловской Осиновке до 70-х гг. прошлого века.

Вернёмся же в Скородумы и продолжим сказ про семью Попова Е.П.

Прасковья Андреевна, 1902 г.р., была его верной спутницей, имея 5 классов образования, она была очень грамотной женщиной.

Прасковья носила прозвище «Партизанка», но воевала она не на фронте, а на колхозных полях. Эта здоровенная женщина с серпом или косой в руках жала хлеба или траву до тех пор, пока у неё не шла кровь с уставших от непосильного труда рук и ног.

Именно про таких женщин писал в своей поэме Н. Некрасов такие слова:

Коня на скаку остановит,

В горящую избу войдет.

В одной из соседних деревень жила женщина Маремьяна. Так вот, она в поле трудилась босиком и не ходила в туалет в канавы, либо в кусты. Она мочилась прямо на лугах, не разгибая спины, видимо, не носила и трусы. Тамара Яковлевна Ширинкина из Оханска уточнила, что Маремьянушка жила в д. Горской с сыном Петром (ищите их в этой деревне), затем они уехали в Оханск.

Ей было не до перекуров и обеда, рабочий день её заканчивался ближе к полуночи.

У Егора Петровича и Прасковьи Андреевны было две дочери.

Нина Егоровна, 1935 г. рождения, уехала в Пермь, окончила техникум, работала большим начальником, сейчас на заслуженном отдыхе.

Вместе с сестрой Марией Егоровной она приезжает на родину предков, в Заманиях они держат дачу, в заулке, в Потаскуях, прочно стоит на земле их отцовский дом.

За ягодами и грибами сёстры поднимаются и на холмы, где стояла деревня Скородумы, родина их предков.

9. Неподалёку от дома Поповых коротала свой век престарелая Казакова Пелагия Фёдоровна, родившаяся в феврале 1872 г., носившая прозвище Палаша-Тураиха. Она была матерью Прасковьи Андреевны Поповой, к концу жизни помешалась умом.

10. Последним жителем деревни был Казаков Иван Матвеевич, 1919 г.р., высокий и стройный мужчина. Он был сыном Казакова Матвея Егоровича.

Окончив 7 классов, в армии он служил в Москве, привёз из столицы жену Елену Ивановну, 1924 г. рождения. Как она согласилась приехать в захолустную деревню, непонятно до сих пор.

Жительница Первопрестольной, ступив на Казанскую землю, практически ничего не могла делать. Но вскоре эта женщина-горожанка уже возила на лошадке молоко.

А Иван Матвеевич Казаков возглавлял местный колхоз, работал и председателем Казанского сельского Совета, в Казанку они переехали в 1952 году.

Впоследствии Казаковы уехали в Москву, где и доживали свой век с дочерью Ниной Ивановной, 1948 г. рождения.

У них был ещё сын Николай Иванович, родившийся в мае 1951 г. Его судьба нам неизвестна.

Вот и всё, что мы узнали о деревне Скородумы.

В сборнике «Россия, которую мы потеряли» есть стихотворение, посвящённое ей.

Вот оно.

СКОРОДУМЫ

Деревня Скородумы располагалась на горе между Казачкой и Заманиями ближе к последним. В 1909 г. в деревне было 10 дворов, где жило более 70 человек.

По В.И.Далю «скородум» — решительный, находчивый, быстрый человек, бойкий умом. Очевидно, здесь такие люди и жили.

Скородумы за Казанкой,

Это возле Заманий,

За лошадкою на санках

В думах я катился к ним.

Думы скоры, скоры думы —

Все вертелося в уме,

Получились Скородумы,

То у нас, не в Костроме.

Промелькнуло с руки правой

Заонохово вдали,

Над Оноховкой дубравы,

Да и речка не в мели.

Скородумы же на горке —

Метров двести высота.

Постою я на пригорке —

Ах, какая красота!

Вижу Гребень я Казанский,

Над Шумихою увал,

Городок Оханск наш камский

К реке Камушке припал.

Над Беляевкой угоры

И осинские кряжи.

Вон лошадки едут в горы:

-На Рождественск путь держи!

Три Осиновки за Камой,

И Сташково у реки.

На горе стою, как пьяный:

Где деревни островки?

Но исчезли Скородумы,

Столкнул кто-то в Камушку.

Ухожу с тяжелой думой —

Взял в подарок камушки.

Продолжение 

«Камская на Каме, Горская — на горе, а где Скородумы?»

 

Оставить комментарий